Search
  • Maria Matskevich

Поможет ли свобода передвижения искоренить дискриминацию?



Разговоры о культурных различиях и вовлеченность в общественную активность всех слоев населения были весьма напряженными в течение последних двух месяцев, что вдохновило меня задуматься о том, куда направляется мир. Движение «Жизни черных имеют значение», дело Джорджа Флойда и Брионы Тейлор, и многие другие, которые смогли привлечь внимание СМИ, вынудили компании отозваться на существующие в мире предубеждения и несправедливость. Но есть еще одна несправедливость, о которой сейчас не говорят, да, и вообще почти не упоминают.

Я никоим образом не хочу уменьшить важность тех разговоров, которые сейчас происходят. Однако, я чувствую необходимым говорить о несправедливости иммиграционных законов каждый раз, когда мне выпадает такой шанс. Мы можем выбрать лишь несколько важных проблем, которыми по-настоящему увлекаемся, и в данный момент, это вопрос, который увлек меня.

Отличие ситуации с иммиграционными законами состоит в том, что часто компании ни в чем не виноваты. Каждая страна приняла законы и организации обязаны их выполнять также как и люди. Обе стороны сталкиваются с непомерными трудностями, поскольку кто-то где-то решил, что в отношении тебя допускается дискриминация по признаку страны, в которой ты родился. То есть дискриминация, основанная на том, что ты не контролируешь; основанная на том, что ты не выбирал. Звучит знакомо?

Если это оскорбляет вас или звучит как «проблема первого мира», или вы считаете, что следует беспокоиться о «более значимых вопросах», я вам отвечу: «Это проблема не только первого мира». Это проблема всего мира. Это не мелкий вопрос для обсуждения – это колоссальная проблема. Такая, решение которой могло бы упростить разрешение многих других проблем. Позвольте мне спросить вас – насколько меньше было бы расизма, если бы мы все могли свободно путешествовать и менять место жительства, когда нам только этого хочется? Как можно быть расистом, если у тебя друзья из совершенно разных культур, с разным цветом кожи, из стран, разбросанных по всему миру? Насколько больше культурно образованными мы бы были как человечество? Сколько инноваций мы упускаем из-за того, что люди с большим потенциалом не имеют ресурсов, чтобы такой потенциал реализовать?

Мне повезло, я училась в международных школах и университете, где были студенты из Великобритании, США, Испании, России, Саудовской Аравии, Румынии, Латвии, Австралии, Колумбии, Венесуэлы, Швейцарии, Таиланда и многих, многих других стран. Я не просто перечисляю страны, названия которых кажутся экзотическими при упоминании рядом с развитыми странами мира. Я знаю людей из каждой этой страны. И позвольте мне сказать то, в чем я абсолютно уверена. Если бы я была политиком, и, если бы мне пришлось решать, кто может приезжать в мою страну, или, должна ли моя страна начать войну с другим государством – я никогда не смогла бы принять решение, причиняющее вред моим друзьям из других стран. Почему? Потому что я знаю их. Потому что будет непросто сказать: «Я не хочу, чтобы эти люди не имели права сюда приехать». Или: «Мы пошлем наши танки воевать на той земле». Ведь для меня это будут не какие-то абстрактные люди, с которыми я никогда не встречалась. Это будут люди, с которыми я вместе жила, обедала за одним столом, путешествовала. Это будут люди, которые поддерживали меня по жизни. И мне придется взвесить все ЭТО при принятии решения. И это будет не просто. Такое, и не должно быть просто. ТАКИЕ решения не должны быть простыми. Решения, которые влияют на миллионы людей, должны быть взвешены и рассмотрены со всех сторон. Потому что, когда вы говорите, что здесь нет ничего личного. Это неправда. Это очень личное для многих людей. И это то, что происходит при интернационализации и свободе передвижения. Через такую свободу вы узнаете людей из других стран, которые порой из той культуры, которая значительно отличается от культуры, в которой вы росли. Вы влюбляетесь в этих людей. Вы становитесь друзьями. А, когда вы стали друзьями – разве будет возможным для вас относится к ним с дискриминацией?


Перевод Кривошеевой Татьяны

© 2020 by Freedom of Movement Project

  • Instagram
  • LinkedIn